key_foto (key_foto) wrote,
key_foto
key_foto

Category:

ВТОРАЯ ЖИЗНЬ «СТАЛЬНЫХ СОЛДАТ»

20.11.2013 Специальный репортаж # Выпуск № 218

Что я уцелел — экипаж виноват
Да наша родная природа.
Я — танк, я убитый советский солдат
Второго военного года.
(Михаил Калинкин)


Люк механика-водителя в «бэтэшке» (танк БТ-7) — непривычно прямоугольный и какой-то подозрительно маленький. Схватившись рукой за ствол пушки (он торчит над люком), осторожно лезу в боевую машину. Боже мой, как же здесь тесно! Совершенно непонятно, как в ней помещались «три танкиста, три веселых друга». Цепляюсь за рукоятки, локти и колени бьются о механизмы…

Кое-как устраиваюсь на сиденье, левая нога цепляет какую-то круглую железяку, окрашенную, как и весь танк изнутри, в белый цвет.

— Это — руль, — поясняет реставратор военной техники Александр Петрович Микалуцкий. — Он надевается на вот этот штырь… Теперь, если снять гусеницы, танком можно управлять как автомобилем. Крутите «баранку»!




автор текста Андрей Данилов за баранкой

Кручу руль, тяну на себя рычаги. Старая боевая машина стоит на месте, но я знаю, что БТ-7 на ходу и в любой момент может, лязгая гусеницами, рвануться вперед. Точно так же, как шел этот танк в бой под Сенно в горячем июле 1941 года…

Группа энтузиастов восстанавливает раритетную военную технику на «Линии Сталина»

Развенчанный миф

Как известно, на протяжении многих столетий территория нашей страны была полем кровопролитных битв. Тумены монгольских ханов и бронированные отряды тевтонцев, лихие казацкие сотни и орды крымских татар, российские стрельцы и синие полки Карла ХІІ, многоязычная Великая армия великого корсиканца, железные корпуса последнего германского кайзера, польские жолнежи, казавшиеся непобедимыми полчища вермахта — все промелькнули перед нами, все побывали тут. А еще — неисчислимые и непримиримые мятежники всех мастей — от Святополка Окаянного до Станислава Булак-Балаховича.

Эти общеизвестные факты породили устойчивую легенду о том, что земля белорусская буквально «нафарширована» военным антиквариатом. Мечи варяжские якобы у нас лежат связками, под каждой березой, братские могилы шведских завоевателей — под каждым курганом, казна наполеоновской армии — в каждом озере.

Но особенно много у нас реликвий Великой Отечественной войны — упорно твердят «знатоки» истории. Танки терпеливо дожидаются своего часа в болотах, самолеты тихо притаились в непроходимых чащобах, ящики с железными крестами стоят в каждой засыпанной землянке. И все это «богатство» только и ждет, когда его найдут. И стоит весь этот «антик» баснословных денег.

— Да сказки все это! — с военной прямотой заявил мне директор благотворительного фонда помощи воинам-интернационалистам «Память Афгана» полковник запаса Александр Михайлович Метла. — Почти все оружие давным-давно собрано. Находка танка или самолета — большая редкость.

Такого же мнения придерживается и начальник историко-культурного комплекса «Линия Сталина» полковник запаса Александр Георгиевич Демьяник:

— Самолеты того времени не были приспособлены к большим перегрузкам. При падении от летательного аппарата оставался один двигатель, который «уходил» в землю на восемь-десять метров. А все остальное мелкими обломками разлеталось на 2,5 километра от места катастрофы.

Мои собеседники говорят о военной археологии со знанием дела: вот уже много лет организации, возглавляемые ими, занимаются поиском, реставрацией и экспонированием старой техники, в том числе и военной.

Мне повторяют старую истину, которую знают солдаты всех времен и народов: устаревшего, равно как и лишнего, оружия не бывает. Поэтому еще со времен глубокой древности все поля сражений тщательно изучались на предмет сбора трофеев. Победители собирали стрелы и патроны, пушки и бумеранги, кольчуги и самоходные артиллерийские установки, секретные документы и полевые кухни, лапти, сапоги, шинели и прочая, прочая, прочая…

А то, что не удавалось унести или увезти, тут же уничтожалось, чтобы не дать противнику ни единого шанса на реванш. Ну а потом на поле сражения приходили мародеры, которые также трудились по принципу самоокупаемости…

А вот официальные данные. В годы Великой Отечественной войны трофейная служба Красной Армии, возглавляемая генерал-лейтенантом Ф. И. Вахитовым, собрала свыше 24,5 тысячи вражеских танков и САУ, более 72 тысяч орудий, 122 миллиона (!) снарядов, свыше 6 миллионов тонн металлолома и много другого трофейного имущества.

— Свою поврежденную технику тыловые службы или ремонтировали сами, или отправляли на заводы. Исправную вражескую технику тут же «ставили в строй», а неисправную передавали трофейщикам, — поясняют собеседники.

А еще после войны в СССР прошли две массовые кампании по сбору «военного» металлолома…

Вот поэтому, господа и товарищи, не надо искать черную кошку в темной комнате. Там ее нет. Кроме того, любые действия, направленные на поиск военной техники и вооружения, являются незаконными…

«Тройка» — прошлое и настоящее

Но тем не менее старинная военная техника в нашей стране встречается. В музеях, в мемориальных комплексах находятся и танки, и пушки, и самолеты, причем не только наши, но и вражеские. Кроме того, в военных парадах и в исторических реконструкциях некоторые из этих раритетов ездят и имитируют стрельбу.


T-III

Следовательно, есть люди, которые их находят и реставрируют. Поиски этих умельцев привели нас в историко-культурный комплекс «Линия Сталина». Там, за пулеметным дотом № 132 и тиром, трудятся реставраторы военной техники Александр Микалуцкий, Владимир Якушев и его сыновья — Максим и Алексей.

…Почти всю площадь мастерской занимают два танка. Ближе к входу стоит темно-серый (официально этот цвет называется «фельдграу») немецкий танк. Прямо напротив него — тридцатьчетверка предвоенного года выпуска.

Обе машины стоят «лицом» одна к другой, точно так же, как стояли они 72 года тому назад, в кровавое лето «сорок проклятого года».

Вокруг — обычный антураж слесарной мастерской или, как сейчас говорят, лаборатории автосервиса. Станки, груды железяк, ветошь, бочки, краскопульты.

— Этот танк заехал в болото в июле 1941 года, во время Смоленского сражения, — рассказывают реставраторы о «немце». — После войны саперы взорвали его башню с пушкой, и долгие годы он ржавел в трясине. В 2001 году его вытащили, реставрировать начали в Шклове… Теперь он почти восстановлен.

— Но вот же башня с пушкой. Откуда она взялась? — недоумеваю я.

— Копия… Сами сделали, — скромнейше отвечают мастера.

Внимательно вглядываюсь в серую машину.

— Так это же «тройка»?! — делаю я смелое предположение.

— Так точно, Т-III, — подтверждают мою гипотезу реставраторы.

«Тройку» в 1937–1943 годах «клепали» германские фирмы «Крупп» и «Даймлер-Бенц». Всего они построили около шести тысяч машин тринадцати модификаций. К началу Великой Отечественной войны в вермахте имелось 1.440 танков этого типа, причем больше тысячи были вооружены 50‑мм орудием, а остальные — 37‑мм пушкой.

Значительная часть таких машин — 540 единиц — к 22 июня 1941 года входила в состав 2‑й танковой группы генерал-полковника Гейнца Гудериана. «Тройки» «быстроходного Гейнца» лязгали гусеницами по брестским и минским улицам, брали Оршу, врывались в Смоленск и Ельню, окружали Киев…


Внутри T-III какой-то шильдик

Да, много горя принесли нам эти танки. Сколько же русской, белорусской и украинской кровушки на гусеницах этого танка?! Даже страшно представить…

Но сейчас это всего лишь музейный экспонат. Такой же, как, например, топор средневекового палача, которым отсечены тысячи голов, рук и ног. Или баллистическая ракета, способная стереть с лица Земли целый город со всеми его обитателями.

— А можно залезть внутрь?

— Можно. Лучше через боковой люк в башне, — нам показывают откинутую броневую пластину.

Лезем внутрь. Здесь очень тесно.


Внутри T-III

— Вы стоите на месте заряжающего, — комментирует наше «путешествие» Александр Микалуцкий. — Сиденья у него не было, он стоял справа от орудия и заряжал его левой рукой. А под ногами у вас — туалет.

— Что?!

— Люк видите?

Действительно, под ногами — небольшой люк в полу танка. Человеку в него не пролезть, но вот использовать так, как утверждает наш «экскурсовод», вполне возможно.

Перешагиваю кожух карданного вала, который тянется по полу танка, и пробираюсь к месту механика-водителя. Гляжу в триплекс. Сказать, что у этого прибора плохой обзор, — значит ничего не сказать.

— Здесь размещался экипаж из пяти человек, — объясняет Александр Петрович.

Мне в это верится с трудом: нам вдвоем с фотокорреспондентом в этом железном ящике тесно!

Выбравшись из машины, спрашиваю, что ожидает отреставрированную «тройку».

— Она станет частью диорамы в одном из музеев нашей страны, — отвечают мне.

Вот так! Странная штука — Время. Оно превратило кошмар 1941 года в культурное достояние нашей республики.

Облом калифорнийца

Пока Якушевы-младшие занимаются тридцатьчетверкой, мне объясняют, что она стояла где-то под Брестом и только в этом году попала в руки мастеров.

— Башни на ней не было, — вздыхают реставраторы. — Мы нашли башню довоенного выпуска и вот готовим машину к новой жизни.


БТ-7 отреставрированный и во время восстановительных работ (ниже два фото)

БТ-7 во время реставрации


Выясняется, что большую помощь мастерам оказывает Министерство обороны: передает детали и узлы с машин, чудом сохранившиеся на полигонах или на складах со времени существования Советской армии.

— А какую деталь труднее всего восстановить?

— Гусеницы! — отвечают мне. — Вот пойдемте, посмотрите сами.



Выходим во двор. Подходим к чугунному клубку — гусеница похожа на гигантскую змею, свернувшуюся под осенним солнцем. На траке различается клеймо: 4.3.41. Довоенная еще отливка!



Траки соединяются между собой пальцами — коваными стержнями. По словам реставраторов, со временем пальцы намертво «прикипают» к тракам и гусеница превращается в стальную конструкцию, которая никак не хочет изгибаться.

Здесь же рядом стоит еще одна тридцатьчетверка, БТ-7 и немецкая самоходка StuG. III. Еще дальше рядами стоят автомобили, танки, самоходные артиллерийские установки, бронемашины — в основном советского послевоенного выпуска. Часть этой техники используется во время проведения исторических реконструкций на «Линии Сталина». Другие — ждут своей очереди на реставрацию. Я, конечно же, не могу удержаться и, пользуясь гостеприимством хозяев, посещаю «бэтэшку»…







Когда я вылезаю из танка, мне рассказывают, что нашли эту машину в Сенненском районе, в тех местах, где летом 1941 года состоялось одно из крупнейших танковых сражений Великой Отечественной войны. Этот танк тоже провалился в болото, но экипаж успел покинуть погибающую машину…

Интересно, в какой воинской части воевала эта машина? Известно, что 6–10 июля 1941 года на территории Сенненского района вели боевые действия 17‑я танковая дивизия полковника И. П. Корчагина и 18‑я танковая дивизия генерал-майора танковых войск Ф. Т. Ремизова. В первой было около 240 танков БТ-7, во второй — 11…

Мои размышления прерывает Александр Микалуцкий. Он говорит, что при реставрации этой машины внутри корпуса на одном из броневых листов была обнаружена надпись «ДМБ-38». И еще…


Внутри БТ-7





Рабочее место механика-водителя танка БТ-7

— Этот танк хотел приобрести Арнольд Шварценеггер. Он узнал о нем из Интернета.

— И какую сумму готов был отдать бывший губернатор Калифорнии за наш раритет? — спрашиваю я.

Мне называют сумму. Однако! Но калифорнийскому киногерою было отказано. И дело тут, как я думаю, не в цене. Память не продается!

«Дорога войны»

Разговариваем о так называемых черных копателях. Это — мародеры, которые раскапывают солдатские могилы и места боев в поисках военного антиквариата. Все найденное ими становится предметом самой оголтелой купли-продажи.

Отношение моих собеседников, а также руководителя фонда «Память Афгана» и начальника «Линии Сталина» к данной категории населения — презрительное. Мне показывают несколько писем, в которых «знатоки» обещают показать места, где находятся танки, самолеты и другие военные древности. Взамен просители требуют вознаграждение. Суммы в валюте, о которой они мечтают, на несколько порядков выше, чем та, которую предлагал за нашу «бэтэшку» калифорниец

Вполне разделяю негодование реставраторов. Это до какой же степени цинизма надо опуститься, чтобы торговать… могилами павших героев?! Ведь каждый танк, каждая пушка, каждая найденная в земле медаль — это место последнего боя солдат Великой Отечественной… Я уже не говорю о том, что почти всегда информация, за которую мародеры просят деньги, оказывается откровенной ложью.

Ну да ладно, не будем долго говорить о «бизнесменах на костях».

— Сколько же танков вы уже восстановили? — спрашиваю я мастеров.

— С 1998 года — порядка 20 единиц. Сейчас мы работаем по договору подряда с фондом «Память Афгана», — отвечает Владимир Якушев.

За 15 лет поисков и трудов эти люди из энтузиастов превратились в настоящих профессионалов.

— А есть ли в нашей стране коллективы или отдельные умельцы, которые выполняют такую же работу? — интересуюсь я.

Реставраторы спокойно отвечают, что никто не может составить им конкуренцию потому, что в Беларуси никто не реставрирует танки.

Прощаемся, желаем им удачи и идем на «Дорогу войны». Это кусочек обычного проселка, на обочинах которого ржавеют остатки танков, самоходок, тракторов, автомобилей и прочей техники. Их стащили сюда с полигонов и свалок. Обычно этот «ландшафт» используется во время проведения исторических реконструкций на «Линии Сталина», но порой реставраторы находят здесь детали, необходимые для их работы.

…Мне всегда становится очень грустно когда вижу эти обломки славного военного прошлого. Останавливаюсь возле самоходки СУ-100. Машина зверски «разобрана» не снарядами, а… газовыми резаками. Вырван двигатель, исчезли гусеницы. В лобовом листе брони, под маской пушки — лужица дождевой воды. Тоненькая струйка течет вниз по уральской стали. И кажется, что машина плачет…

Вспоминаю строки из песни Михаила Калинкина, в которой старый танк рассказывает о своей судьбе:

Залезьте, не бойтесь испачкать штаны
В крови и в солярочной прели.
Почувствуйте кожей дыханье войны,
На чем ваши деды горели…
Я — брошенный в землю военный посев,
Я — памятник сгинувшей роте.
И мирная техника прет по шоссе,
Поскольку я был в том болоте…

АНДРЕЙ ДАНИЛОВ, danilov@vayar.sml.by, фото Рамиля Насибулина.








На «Дороге войны» — остатки артиллерийского тягача и танка


На лобовом листе бронекорпуса Т-34 — след от попадания вражеского снаряда



Время и люди не пощадили самоходную артиллерийскую установку СУ-100



Реставраторы военной техники: Алексей, Михаил, Владимир Якушевы, Александр Микалуцкий на фоне танка Т-34 выпуска 1940 года























***


Tags: wot, ВАЯР, МОЁ!, армия, белорусская военная газета, разные интересности, танк, танки, танчики, фото, фоторепортаж
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments